Версия для слабовидящих+7 (84475)6-10-94, +7 (84475)6-13-51

На охране зоны отчуждения

26 апреля исполняется  35 лет со дня катастрофы на Чернобыльской АЭС.  Авария на Чернобыльской АЭС произошла в ночь с 25 на 26 апреля 1986 года. ЧП стало крупнейшей катастрофой в истории атомной энергетики: была полностью разрушена активная зона реактора, здание энергоблока частично обрушилось, произошел значительный выброс радиоактивных материалов в окружающую среду. В течение нескольких месяцев из 30­километровой аварийной зоны были эвакуированы более 115 тысяч человек. Государством были приняты экстренные меры для скорейшей ликвидации последствий аварии.

Значительная часть работ по ликвидации тяжелейших последствий аварии была возложена Правительством СССР, прежде всего, на Вооруженные силы страны. В спецнабор  ВС уходили многие. В декабре 86-­го, перед самым Новым годом, попал в спецнабор и молодой парнишка из Волгоградской области, Георгий Гуров.

Сам он называет эту череду событий мистикой. Во время прохождения военных сборов в Иловлинском районе, где он в то время проживал и учился в 10 классе школы, он услышал потрясшую всю страну новость о взрыве на Чернобыльской АЭС. В тот момент он почувствовал, как что-то словно кольнуло в сердце. Зацепило. Затем, уже после школы, попав с друзьями на концерт Александра Барыкина, он услышал, как певец объявил: «Следующую песню я посвящаю пожарным Чернобыля!» И вновь это странное чувство охватило Георгия. А через несколько дней его забрали в армию. В тот самый спецнабор, который вел его прямиком к тем местам…

Прибытие в Минск, ускоренный курс молодого бойца, присяга и – отправка в 30-­тикилометровую зону отчуждения под Чернобылем. Вокруг – пустые деревни, брошенные дома, словно люди в одночасье исчезли с лица земли. Поначалу в округе бродило много одичавших собак, затем они ушли.

Батальон, в котором служил Георгий, располагался в деревне Савичи, со стороны Белоруссии.  Главная задача солдат – охрана территории от сталкеров, искателей приключений, необходимо было, чтобы зараженные радиоактивными веществами предметы обихода, оставленные в домах в спешке эвакуированным населением, не выносилось за пределы зоны отчуждения. Дозорные обходили территорию, караульные сменяли друг друга на бессонном посту.

Расположился батальон в здании школы, караулы занимали жилые дома и спецвагончики, в которых было очень холодно. Первая зима, снежная и морозная, далась солдатам нелегко, усугублялась ситуация и общим состоянием подавленности. Неизвестная, брошенная людьми местность, на территории которой «фонило» все, даже сама земля, непривычный климат с повышенной влажностью – все это сеяло уныние и даже страх. Однако молодость всегда побеждает уныние, да и человек, как показывает опыт, привыкает ко всему, так что уже с наступлением весны обстановка поменялась.

Стоять на посту подразделению Георгия планировалось всего лишь месяц. Однако потом срок отбытия был перенесен на весну, затем отсрочился до года, а там и вовсе до конца срока службы. Но ребята уже так обжились и привыкли к этим пустынным, но бесконечно красивым в своей одичалости местам, что остались без возражений. Их очень хорошо кормили, поскольку из-за «вредности» условий их службы полагался усиленный рацион, по дополнительной статье. Весной пришла пора клубники, да такой, что в солдатскую кружку порой не влезала, осенью пошли яблоки…

Меры по предупреждению лучевой болезни медики предпринимали – с первого дня солдаты получали особые таблетки без маркировки, прием которых был строго регламентирован, регулярно проверялась кровь, и большинству из них удалось сохранить относительную «чистоту» от радиации до самого дембеля.

Сам Георгий вспоминает, что несмотря на отменное здоровье до армии, после возращения он почувствовал, что для его организма эти почти два года в зоне отчуждения не прошли бесследно. Однако нужно было продолжать жить. После армии он поступил, как и мечтал еще со школы, в физкультурный институт. Женился, поселился в поселке Октябрьский, долгие годы не расставался со спортом. Теперь уже не только отец двух сыновей, но и гордый дед двух внуков! Налаженная жизнь и хороший дом, но сердце нет-нет, да и напомнит о тех далеких местах:

– Признаться, я бы с удовольствием побывал еще хоть раз в тех краях, где довелось служить, – задумывается на секунду Георгий. – Хотелось бы увидеть, как там все сейчас… Там ведь метаморфозы происходили прямо на глазах, менялся ландшафт, я уже сейчас иногда смотрю на фотографии в интернете и просто не узнаю некоторые знакомые мне прежде места… Может быть, когда-нибудь…

Сегодня, говоря о людях, на плечи которых легла в те годы непосильная задача – ликвидация последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, хочется невольно встать. Не секрет, что если бы не самоотверженный труд ликвидаторов во время тушения пожара и расчистке в активной зоне, размеры бедствия могли бы быть значительно большими.

На разных этапах ликвидации последствий аварии были задействованы от 16 до 30 тыс. человек из разных ведомств для дезактивационных работ, более 210 воинских частей и подразделений общей численностью 340 тыс. военнослужащих (из них более 90 тыс. военнослужащих в самый острый период – с апреля по декабрь 1986 года), 18,5 тыс. работников органов внутренних дел, свыше 7 тыс. радиологических лабораторий и санэпидстанций, всего около 600 тыс. ликвидаторов со всего бывшего СССР. Среди них – и наши земляки, сегодня проживающие в районе. Низкий им поклон, и пусть подобное не повторится.

Анна Данилова.

26.04.2021г.

 

Опубликовать в социальных сетях